Меню сайта
Категории каталога
Когда я был ангелом... [14]
Школьные шпаргалки [42]
Наука подчиняться [21]
Служебные записки [18]
Разделились беспощадно мы на Ж и М [1]
Под звон бумажных стаканов [5]
Армейские перлы [1]
Остроуминки [1]
Не моё, ё-моё, народное [1]
Скороговорки [1]
ПалиндРомы [0]
Стих и Я [9]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Четверг, 17.08.2017, 08:00ГлавнаяРегистрацияВход
КВВИКОЛКУ, 3-й батальон, 1968-1972
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Статьи » Перышки Пегаса, собранные Романом » Служебные записки

1977. Исправительный лагерь
       В 1977 году 4рр была выведена в лагерь для подготовки его к приёму полка. «Ротёнка», как говаривал майор Шура Шумских, была малочисленная, но сплочённая, готовая свернуть горы. В то время я был уже опытным командиром, поэтому командование посчитало, кому как не победителю соцсоревнования доверить выполнение ответственной задачи. И хотя гор не было, задача была непростая: надо было построить щитовую казарму, привести в порядок после зимы старые покосившиеся от обильного снега постройки, восстановить гнёзда палаток, привести в порядок пруды, облагородить территорию, короче, навести марафет, так радующий глаз высокого московского руководства. И всё бы ничего, но на мои просьбы оказать помощь личным составом, командование помогло и возложило на лагерь ещё одну функцию – исправительную. Провинившихся на зимних квартирах солдат и сержантов стали присылать на трудовое воспитание. Как правило, это были хорошие спецы, но не в ладу с дисциплиной и дружившие с «зелёным змием».
       Вспоминается прибытие в лагерь ефрейтора Ерохина, механика-водителя ИМР. О таких говорят: метр с шапкой, в танкисты высоких не берут, но вот с шапкой оказалось не просто. Голову ефрейтор имел не по росту и не по званию. Знатная голова, пилотку ему так и не подобрали, носил он её то в кармане, то под погоном. Прибыл он сам без сопровождающего, ранее в нарушителях не числился, знал я его как трудягу, не вылезающего из своего танка. На все расспросы, потупя очи,  "Ероха" ответил, что завёл танк. Завести технику без разрешения – нарушение, но чтобы за это в ссылку? Пришлось навести справки окольными путями.
       В автопарке части возле строящегося бокса стояла боевая «тридцатьчетвёрка», предназначенная для установки на пьедестал в центре города Чехова. Перед командованием части стояла задача подготовить и доставить танк к месту установки. Решили перегнать своим ходом. Лучшие специалисты части безуспешно пытались оживить ветерана. Резервные группы аккумуляторов, баллоны сжатого воздуха поглощались без счёта, но не давали желаемого результата. На совещаниях командир пока Колесников ехидно проходился в адрес технарей на счёт их профпригодности и исполнительности. Танк упёрся, видно по душе было соседство собратьев из инженерной техники и повышенное внимание.
       К зиме ажиотаж спал, установку монумента перенесли на следующий год, ржавеющий танк стал привычной картиной. Текучка заела, о танке редко вспоминали. Поговаривали, что его будет проще сдать в металлолом, чем доставить в центр. Танком чаще интересовались механики, когда надо было снять какую-нибудь деталь. Их уже перестали гонять. Только изменяющееся по воле шутников положение башни, каждый день нацеленное то в окно КТП, то в сторону достраиваемого бокса, то в другую подходящую цель, говорило о теплящейся жизни. Солдаты тайком фотографировались на фоне ветерана для дембельских альбомов.



Солдаты играют в войнушку.
Фото из архива С. Манушина
 
       Но в один из дней ветеран, внезапно чихнув остатками копоти с боевых времён, завёлся и в клубах чёрного дыма медленно пополз в сторону бокса, до которого было метров 15-20. Из открытого люка чёртом с шальными глазами выскочил "Ероха", обежал вокруг танка, снова заскочил. Не заглушить, не остановить махину было невозможно, что-то отсутствовало в её чреве, пошедшее на ремонт современной техники. На грохот оглянулся весь парк, стали подбегать солдаты и бросать под гусеницы, что, не попадя, пытаясь отвернуть «тридцатьчетвёрку» от ряда колонн новенького бокса. Танк, мгновенно вспомнив боевую науку, крушил чурбаки и железный хлам и упорно приближался к цели. Под напором брони первая колонна не устояла, но немного развернула на бетонке танк и, хрустнув, обрушилась. Этот небольшой разворот и спас все строение от полного обрушения. Танк, смяв ещё одну колонну, от чего обрушилась часть перекрытия, упёрся в перегородку из фундаментных блоков и, посчитав задачу дня выполненной, заглох. В полной тишине из-под обломков перекрытия появился, виновато улыбаясь, живой и невредимый полковой Кулибин, впоследствии сосланный на исправление в летний лагерь.   


 
       Со временем танк занял свое почётное место и мало кто знает его «подвиг» мирного времени.
        Работа по возведению казармы продвигалась. Однако зампотылу подполковник Чепелев запараллелил строительство, одновременно строя какой-то другой объект, то ли дачу, то ли ещё что-то. Со строительной площадки стали пропадать подготовленные строй-материалы. Солдаты выследили, что приезжает машина с прапорщиком и отбирает лучшие щиты. Пришлось доложить командованию и выставить пост, строительство пошло веселее. Работали в две смены.
 

Категория: Служебные записки | Добавил: 2051 (21.03.2009)
Просмотров: 397 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Бесплатный хостинг uCozCopyright MyCorp © 2017